в Тулуне-0,3°C 716 mmHg прогноз погоды чт., 2 декабря 2021 04:39 Курс валют $ 74,06 € 83,81 ¥ 11,62

Города-заводы

Новости Тулуна > Города-заводы
Первыми попадают под удар кризиса

Эпоха индустриализации в нашей стране породила многочисленные города-заводы. Они не развивались веками, а возникли в одночасье для обеспечения рабочей силой одного или нескольких мощных предприятий. Именно такие, как их называют, моногорода сегодня острее других переживают кризис. В Приангарье первой жертвой экономической дестабилизации стал Байкальск, где закрылось градообразующее предприятие ОАО «Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат». Однако это не единственный моногород в регионе. По разным данным, их у нас порядка десяти.
.
Скованные одной цепью

В ХХ веке наше государство прирастало городами, создаваемыми у промышленных объектов. Для плановой экономики это было необходимо, однако в нынешних рыночных условиях возникла серьезнейшая проблема выживания так называемых моногородов. Как рассказала заведующая лабораторией экономической географии Института географии СО РАН Наталья Сысоева, наибольшее их число было создано в Сибири. Размещение моногородов обусловливалось в основном местоположением природных ресурсов. К этой категории Институт региональной политики относит 332 поселка городского типа и 467 городов.
Правда, сегодня определение моногородов довольно расплывчатое. Но эксперты сходятся в одном: это те муниципальные образования, где присутствует экономическая доминанта на рынке труда. По мнению проректора по научной работе Байкальского государственного университета экономики и права Виктора Самарухи, для полноценного анализа необходимо все-таки разделять монопрофильные города и города-заводы. То есть населенные пункты, экономику которых составляет одна промышленная отрасль (например добыча золота в Бодайбо), и города с градообразующими предприятиями.
– На мой взгляд, непосредственно моногородом следует называть тот населенный пункт, где более 33% трудоспособного населения занято на одном предприятии, – говорит Виктор Самаруха. – Но в любом случае в таких городах присутствует преобладание на рынке труда одного или двух предприятий. Причем малый и средний бизнес тоже завязаны на градообразующем заводе – это транспортная инфраструктура, сфера обслуживания и так далее. Таким образом, население в моногородах попадает в капитальную зависимость от одного или двух работодателей.

Города-заводы не признают приставку «моно»

По данным министерства экономического развития, труда, науки и высшей школы Иркутской области, в Приангарье насчитывается 19 градообразующих предприятий, которые и формируют в городах преобладающий вид деятельности. Однако это не значит, что у нас именно 19 моногородов. Институт регионального развития опубликовал в конце прошлого года результаты исследования, где назвал восемь моногородов в Иркутской области: Братск, Усть-Илимск, Бодайбо, Железногорск-Илимский, Тулун, Байкальск, Саянск и Ангарск. Местные эксперты добавляют к этому списку еще Шелехов и Усолье-Сибирское.
Но из перечисленных населенных пунктов далеко не все признают себя моногородами. К примеру, в администрации Ангарска заявили, что под понятие «градообразующее предприятие», на котором должно работать не менее 30% трудоспособного населения, у них не подходит ни одно. Ангарское управление строительства, Ангарский электролизный химический комбинат и Ангарская нефтехимическая компания охватывают 19,8 тыс. из 242 тыс. жителей города. Хотя в списке градообразующих предприятий минэкономразвития региона значатся и АЭХК, и АНХК.

Администрация Братска не отрицает экономическое преобладание в городе трех предприятий, от которых зависит малый и средний бизнес. Это «РУСАЛ Братск», братский филиал Группы «Илим» и структурные подразделения Иркутскэнерго. Но муниципалитет их не считает градообразующими.

Виктор Самаруха пояснил, что Ангарск и Братск – специфические города среднего размера и, действительно, не совсем подходят под определение моногорода. Однако доминирующие производства там есть, и вся инфраструктура выстроена вокруг мощных предприятий.
ФПГ продвигают кризис на места

– В последние годы градообразующие предприятия пережили кардинальные изменения своего организационно-правового статуса, и не только под воздействием рыночной экономики, – отметила Наталья Сысоева. – В период разгосударствления большая часть таких предприятий вошла в состав финансово-промышленных групп. Государство спешно формировало крупные корпорации для повышения конкурентоспособности за рубежом – через залоговые аукционы, прямые передачи или льготные продажи, подчас закрывая глаза на рейдерство. Финансово-промышленные группы уже рассматривались как каркас, то есть структурообразующий элемент национальной экономики, гарантирующий ей устойчивость. Те, кто остался вне корпораций, выживали в буквальном смысле слова, поскольку рынок сбыта уже зависел не от государства, а от рыночной конъюнктуры.

По мнению Натальи Сысоевой, именно финансово-промышленные группы (ФПГ) являются проводниками мирового финансового кризиса на места. В результате в большей степени страдают моногорода. А те, кто остался за бортом корпораций, сегодня находятся в относительном выигрыше, поскольку им пришлось в свое время самостоятельно развивать и поднимать муниципальную экономику, не опираясь на ФПГ.

– Кризис в моногородах ощущается более остро, чем в других населенных пунктах, – согласен Виктор Самаруха. – Продукция градообразующих предприятий зачастую уникальна, и в период экономической нестабильности цена на нее сильно падает. Завод начинает потряхивать, а вместе с ним и весь город, который недополучает доходы в бюджет, в результате чего постепенно рушится социальная инфраструктура. Но нельзя говорить, что это сегодня только российская проблема. Все моногорода мира попали в трудную ситуацию.
В Иркутской области первой жертвой кризиса стал Байкальск со своим единственным градообразующим предприятием – ОАО «Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат».

Закрытие завода повлекло за собой сокращение порядка

2 тыс. работников. Это более половины трудоспособного населения Байкальска – типичный пример моногорода. Сегодня правительство области прорабатывает различные варианты перепрофилирования комбината, иначе Байкальску грозит эвакуация.
Виктор Самаруха считает, что специфика российских городов-заводов усугубляет и без того негативную экономическую обстановку. Так, главное отличие наших моногородов от зарубежных в том, что у нас население менее мобильно. Наши люди сильно привязаны к месту жительства. В Европе или же в Америке постоянно происходит трудовая миграция, когда человек едет за рабочим местом. Поэтому и кризис население там переживает гораздо легче.

Стандарта выживания нет

– Кризисы закономерны для рыночной экономики, – поясняет Виктор Самаруха. – Они проходят раз в 10–12 лет. Но наше население пока не готово к ним. Поэтому сейчас нужно проводить грамотную политику трудовой миграции, чтобы люди ездили за рабочими местами. Кроме того, в кризисное время необходимо разработать программу поддержки моногородов.

В Приангарье на сегодняшний день действует антикризисный план, в который включены мероприятия по поддержке работников, сокращенных или находящихся под риском увольнения. В частности, создание консультационных пунктов на предприятиях, работа с кадровыми службами организаций, где грядут сокращения, открытие горячих линий для населения, предоставление возможности пройти переобучение. Планируется увеличить (насколько позволит областной бюджет) финансовые вливания в развитие малого бизнеса, а крупным предприятиям оказывать материальную поддержку из Резервного фонда области и многое другое.

Хотя, по словам Виктора Самарухи, единой панацеи для выживания моногородов во времена кризиса нет. К каждому нужно подходить индивидуально. Проректор БГУЭП заметил, что кризис можно использовать и во благо. Например, провести санацию градообразующих предприятий с переоценкой их активов и создать систему поддержки малого и среднего бизнеса.

– Контрольный пакет акций градообразующих предприятий должен находиться в руках государства, а еще лучше – субъектов РФ, которые будут назначать эффективных менеджеров. Иначе города-заводы ждет судьба Байкальска.

Виктор Самаруха указал и на еще одну проблему российских моногородов – градообразующие предприятия в большинстве своем производят продукцию незаконченного цикла и ориентированы на экспорт. Причем, по его словам, только 5% российской несырьевой продукции конкурентоспособны. В западных странах моногорода в основном ориентированы на внутренний рынок, поэтому им несколько легче пережить мировой кризис, а государству проще их поддерживать.

Моногорода спасет только федеральный бюджет

– Большая беда наших моногородов в том, что зачастую собственники градообразующих предприятий находятся в Москве или за рубежом, им нет дела до жителей, – говорит Виктор Самаруха. – Для собственников главное – прибыль. И здесь задача как региональных, так и муниципальных властей – максимально проявить политическую волю, понудить их считаться с интересами работников.

Аналитики Института региональной политики в своем исследовании отметили, что одна из главных проблем сегодня – это нагрузка социальной и жилищно-коммунальной инфраструктуры моногородов на градообразующие предприятия. Вполне логично специалистами предлагается снять это бремя, передав его на уровень муниципалитетов, в чем последних должна материально поддержать Федерация. Цена вопроса – порядка 300 млрд. рублей ежегодно.

– На мой взгляд, дело не в этой нагрузке, – считает Наталья Сысоева. – Для поддержки городской среды достаточно перенаправить в местные бюджеты часть налогов, которые уходят в места приписки головных контор, тогда и дотаций не потребуется. Например, в Саянске за три-четыре года налоговый потенциал увеличился вдвое, а поступления в местный бюджет остались прежними, поскольку выросли в процентном отношении отчисления и на федеральный, и на региональный уровни.

Но в целом аналитики полагают, что в период кризиса единственная палочка-выручалочка для моногородов – колоссальные финансовые вливания федерального центра.

– Кризис – временное явление, – уверен Виктор Самаруха. – Да, некоторые предприятия ждет банкротство, но дальше снова будет экономический подъем, новый виток развития. Думаю, разработанные государством программы и стратегии верны, но их нужно пересмотреть с учетом кризиса. А для того чтобы в будущем моногорода были защищены в период экономической нестабильности, важно развивать в них малый и средний бизнес. В последние годы государство идет навстречу предпринимателям, ослабив налоговый пресс и снизив административные барьеры, но это только начало пути.


комментарии

Мэр Саянска Анатолий Трухин:

– На сегодняшний день градообразующее предприятие ОАО «Саянскхимпласт» перешло на сокращенную рабочую неделю, поскольку появились сложности в сбыте готовой продукции, а цены на нее снизились в два раза. По оценке специалистов, поступления во все уровни бюджетов в 2009 году сократятся на 16,7%, в местный – на 21,2%.
Администрация Саянска предпринимает антикризисные меры. Ведется еженедельный мониторинг рынка труда, контролируются цены на товары и услуги ЖКХ, строго отслеживаются факты уклонения от налогов, сокрытия доходов, несвоевременной выплаты зарплаты и ухода на «серые» схемы. Кроме того, вводится жесткий режим экономии энергоресурсов, ГСМ, фонда заработной платы в самой городской администрации.

В последние годы в нашем городе активно развивается сельскохозяйственный комплекс ОАО «Саянский бройлер», имеет положительную динамику стройиндустрия – началось воз-
ведение завода газобетона. Не удается пока реализовать проект развития свинокомплекса, имеющего достаточно хорошую базу для вложения инвестиций. Но я считаю, что проблема нашего моногорода может решиться только с приходом газа с Ковыктинского месторождения.

Мэр Шелехова Юрий Зенин:

– В городе несколько крупных предприятий разной направ-
ленности, поэтому я не считаю Шелехов моногородом как таковым. Изначально он строился для обслуживания Иркутского алюминиевого завода, и раньше чуть ли не в каждой семье был работник ИркАЗа. Но сегодня ситуация изменилась, поскольку стала активно развиваться промышленность. Появились «Кремний», «Иркутсккабель», «Восточно-Сибирский завод железобетонных конструкций» и другие предприятия. Хотя если закроется ИркАЗ, ситуация будет очень сложной. Так что Шелехов не совсем избавился от статуса моногорода, но уверенно идет к этому.

По нашим сведениям, на ИркАЗе в связи с кризисом сокращено порядка 200 человек. Но нужно отдать должное руководству предприятия, которое всячески пытается сохранить рабочие места. На наш взгляд, ситуация не критическая. Взять хотя бы тот факт, что в феврале на литейном производстве ИркАЗа была запущена новая линия. Однако кризис все же ощущается. В этом году, по нашим оценкам, наполняемость бюджета города будет снижена на 20–25%.

В администрации города создана антикризисная комиссия, которая тщательно следит за развитием событий. Разработан план первоочередных мероприятий, направленных на стабилизацию экономической и социальной обстановки в городе.

Правда, вся сложность в том, что никто не знает, чего ждать дальше от кризиса.
Глава Бодайбинского муниципального образования Андрей Дударик:

– Бодайбо, на мой взгляд, можно смело отнести к монопрофильному городу. Без добычи рудного и россыпного золота, в которой занято порядка 80% трудоспособного населения, у нас нет никаких перспектив. Альтернативные производства развивать невозможно из-за неудобной транспортной инфраструктуры. Что касается малого и среднего бизнеса, у нас только развита сфера услуг, которая тесно связана с крупными предприятиями.
Пока золотодобывающая промышленность в кризис ведет себя хорошо – цена на золото достаточно высокая. Но мы прогнозируем на 2009 год спад объемов добычи. Все наши золотодобывающие предприятия берут кредиты в банках для получения оборотных средств, проценты по которым сегодня увеличились в разы, а из-за ужесточения условий не все компании могут получить заем. Не исключаю и банкротства мелких предприятий, работающих только на россыпном золоте. Помимо этого, грядут сокращения и снижение фонда оплаты труда, в результате чего потеряет в доходах местный бюджет. Первенцем массового высвобождения работников стало одно из подразделений Ленской золоторудной компании.

Мэр Железногорска-Илимского Юрий Шестера:

– Железногорск-Илимский относится к моногородам, так как его финансово-экономическая база определяется одним крупным предприятием – ОАО «Коршуновский горно-обогатительный комбинат». В настоящий момент угрозы массовых сокращений на ГОКе нет, однако ожидается снижение инвестиций в социальную сферу муниципалитета в связи с финансово-экономическим кризисом. В целом сегодня для снятия с Железногорска-Илимского статуса моногорода ничего не предпринимается, так как он изначально строился на базе Коршуновского ГОКа. Ранее у нас строился Шестаково-Борисовский леспромхоз, молокозавод, рассматривался проект строительства предприятия по производству чугунных ванн и радиаторов отопления, кухонных моек и смесителей, но планы не осуществились.

Мэр Усолья-Сибирского Игорь Тютрин:

– Усолье-Сибирское не является моногородом, потому что его экономика развивается преимущественно за счет деятельности среднего и малого предпринимательства, формирующего до 40% доходов городского бюджета и охватывающего свыше 30% трудоспособного населения. Градообразующих предприятий по определению у нас нет. При этом экономическая ситуация в Усолье-Сибирском сложная. В условиях мирового финансово-экономического кризиса спрос на продукцию, работу и услуги организаций значительно сократился. Компании вынуждены корректировать планы развития на 2009 год, в том числе путем оптимизации фонда оплаты труда, сокращения работников. Наполняемость бюджета города в настоящее время недостаточная

27-03-2009
Елена Пшонко
0 Комментариев · · Для печати
Новость добавлена: AlexHo, Март 27 2009 09:46
Нравится
Комментарии
Нет комментариев.

Добавить комментарий

Для того чтобы добавить комментарий Вам необходимо авторизироваться

Рейтинги

Рейтинг доступен только для авторизованых пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.

Другие новости