tulun gerb
в Тулуне11,5°C 721 mmHg прогноз погоды вт., 25 апреля 2017 10:50 Курс валют $ 56,08 € 60,85 ¥ 8,14

150 лет назад Россия продала американцам северный полуостров: Что Сибирь, что Аляска - без разницы

Новости Тулуна > 150 лет назад Россия продала американцам северный полуостров: Что Сибирь, что Аляска - без разницы
СЕГОДНЯ
1:00 2017-03-18 Комсомольская правда

Игорь РОТАРЬ

Наш спецкор проехал по глухим местам Аляски, чтобы понять – а так ли уж сильно отличается здешняя жизнь от жизни на российских Чукотке и Камчатке [инфографика, фото]


После присоединение Россией Крыма на Аляске ждут «вторжения русских». ФОТО Игорь РОТАРЬ

18 марта 1867 года президент США Эндрю Джонсон подписал официальные полномочия госсекретарю Уильяму Сьюарду на завершение переговоров по покупке Аляски у России за 7,2 миллиона долларов. 30 марта в Вашингтоне договор был подписан.

Весной 2017-го наш спецкор проехал по глухим местам Аляски, чтобы понять – а так ли уж сильно отличается здешняя жизнь от жизни на российских Чукотке и Камчатке (где автор тоже бывал), что лежат через море от “бывшей русской колонии” и стоила ли свеч игра с продажей полуторавековой давности?

Водка “Kamchatka”

Рубленные избы с русскими печами, горьковатый дымок из труб, величественные реки, безбрежные леса и луга с березовыми рощами на косогоре – типичный пейзаж Аляски. Точнее, ее буша – это труднодоступные для цивилизации районы. Дороги туда не ведут. Добраться можно (не всегда)по воздуху или по реке.

Я работал на Камчатке и аляскинская глушь так напоминала мне Дальний Восток, что иногда я путался и называл американцам их полуостров Камчаткой. Они не обижались.


Пейзажи «глубинной» Аляски до боли напоминают сибирские - те же избушки на курьих ножках.
ФОТО Веленгурин Владимир, GLOBAL LOOK PRESS


Даже самая популярная водка в местных магазинах называется « Kamchatka», хотя стоит по российским понятиям нереальные деньги – 40 долларов за поллитра!

Душевая вместо бани

В отличие от «обычной» Аляски, американский комфорт не достиг буша. Водопровод здесь предмет роскоши, туалеты на улице – норма. Парового отопления нет - людей выручает русская печь.

Русские научили аляскинских аборигенов строить избы, но почему-то не приучили их к нашей классической бане. Местные не знают о существовании парилки с веником. Эти горемыки ходят в общенародную душевую, которая есть в каждой деревне. Кстати, в одной из деревень на Юконе местных так заинтересовал мой рассказ про русскую баню, что они собрались потратить часть поселкового бюджета на строительство общественной парилки.


Закат на Аляске. ФОТО Игорь РОТАРЬ

Страсти по лосю

Работы в деревушках буша почти нет. Единственные «богачи» здесь – школьные учителя и госслужащие (работники «сельсовета» и почты). Раз в год молодых мужчин аляскинских деревень нанимают на месяц «тушить пожары» в Калифорнии. Заработанные в дыму три-четыре тысячи долларов - единственный годовой заработок для большинства местных жителей.

Как и в глухих сибирских и дальновосточных поселках, людей выручает натуральное хозяйство. Реки здесь кишат лососем. Пойманную рыбу обрабатывают, а красную икру бросают собакам – аляскинцы считают, что ее есть нельзя.

Как и сибиряки, местные жители заготавливают ягоды – многокилограммовые кадки с квашенной брусникой и черникой есть в каждом доме. Но вот капусту аляскинцы не квасят, и грибы собирать здесь не принято. Коренные народы Аляски, (как и нашего Севера), их не едят, а белые американцы привыкли к выращиваемым шампиньонам.

Я находил и срывал белые и подосиновики даже на деревенских улицах.


Пойманную рыбу сушат на подобных сушилках. А вот красную икру здесь не ценят, бросают собакам. ФОТО Игорь РОТАРЬ

Куропаток на Аляске можно стрелять круглый год, а вот лося - лишь в сентябре. В этот месяц деревеньки буша «лихорадит». За 30 дней каждой семье необходимо убить хотя бы одного сохатого. Подсчитано - такого количества мяса хватает до следующего сезона. Если охота окажется неудачной - не катастрофа: соседи поделятся излишками.


За 30 дней сентября каждой семье жизненно необходимо завалить хотя бы одного сохатого. Мяса тогда хватит до следующего сезона. ФОТО Игорь РОТАРЬ

Зимой можно охотиться на соболя. Но реально заработать на этом могут лишь немногие охотники-профессионалы, уходящие на зимовку в отдаленные на сотни километров от деревень охотничьи заимки. На Аляске у каждой такой избушки свой хозяин, а на Дальнем Востоке они - «общественные»: в них может остановиться любой охотник. Уходя из жилища, наши охотники всегда оставляют немного еды для следующего постояльца. Полвека назад такая же практика существовала на Аляске. Но потом от этой «общественной собственности» почему-то отказались.

Айваны, Питки и гозаки

Большинство населения буша – коренные народы Аляски (индейцы и эскимосы). В их языках со времен российской колонизации - много русских слов. Белых людей они называют «гозак» (искаженное «казак»). Очень популярны местные имена Айван (Иван) и Питка (Петька), причем они могут быть и женскими. «Русские имена очень мужественные. Айван звучит почти, как I won! (я победил)», – льстили мне обитатели буша. Потомков русских в буше мне не встретилось, но многие индейцы уверяли меня, что их дедушка (или прадедушка) были русскими.

Ксати, у флага Аляски «русские корни»: его придумал в 1926 году 13-летний мальчик – на четверть русский, на четверть алеут.


Флаг штата Аляска, на котором золотые звезды изображают Большую медведицу и Полярную звезду.

Чекушка на могиле

В прибрежной Аляске прежде проповедовали русские священники - незначительная часть индейцев до сих пор исповедует православие. В отдаленные деревушки на Юконе русские миссионеры не добрались, и индейцев- язычников обращали в христианство католические и протестантские пасторы.

Но поскольку русские жили на Аляске повсюду, православные церкви, хотя и редко, строились и в отдаленных поселений буша. В деревушке Руби в бывшей православной церкви сегодня размещается клуб! Нет, здесь, в отличие от Советского Союза, не было «воинствующих атеистов», но, как мне объяснили, церковь построили еще когда полуостров принадлежал России. Сейчас в деревне - ни батюшки, ни прихожан, вот здание и решили использовать под очаг культуры.

«Приветы из русского прошлого» встречаются в самых неожиданных местах. Меня занесло на индейское кладбище, откуда открывается великолепный вид на Юкон. Какое же было мое удивление, когда на могилах я обнаружил чекушки с водкой! Этот обычай распространен только у православных, и совершенно неизвестен ни католикам, ни протестантам.


Вот такие домики для душ умерших ставят аляскинские индейцы. Такой же обычай есть и у нас на Таймыре. ФОТО Игорь РОТАРЬ

А еще аборигены, так же как и мы, приносят чекушки на кладбище - даже если это банки с пивом... ФОТО Игорь РОТАРЬ

Как мне показалось, аляскинские индейцы– христиане «эклектичные». Рядом с могилами я обнаружил маленькие игрушечные домики, где “живут души умерших”. Такие же домики я встречал на кладбищах ханты и манси на Таймыре.

«Индейцам алкоголь не продаем»

У коренных жителей Сибири и Аляски есть общая беда. Алкоголизм - бич для коренных народов по обе стороны Берингова пролива. Стиль пьянства очень похож. Когда я зашел на аляскинскую дискотеку, мне показалось, что я очутился на танцах в корякском поселке. Правда, на Камчатке пьяные корячки приглашали белого чужака себе домой для «продолжения банкета». Увы, на Аляске я с этим не столкнулся, но, как заверили меня местные белые, нравы аляскинских аборигенов тоже очень раскованные.


Алкоголизм - бич местного коренного населения. ФОТО Игорь РОТАРЬ

На Аляске считается, что аборигены пьют потому, что подсознательно считают себя хуже белых. В России это версия непопулярна. И понятно почему. В СССР аборигенам Сибири говорить на родном языке не запрещали, а вот на Аляске еще в 1960-х годах прошлого века белые учителя за подобное «преступление» мазали губы мылом. На магазинах и барах штата вывешивали плакаты: «Индейцам алкоголь не продаем». У аборигенов Аляски, страдающих от алкоголизма и не выдерживающих конкуренции с белыми, выработался четкий комплекс своей второсортности. В СССР же, где всем платили почти одинаковую зарплату, эта проблема ощущалась гораздо менее остро.

«Эскимосы и психи»

«Севернее 60 параллели у нас живут только эскимосы и психи»,–шутят в Канаде. Эта шутка применима и к обитателям аляскинского буша. Впрочем, правильнее называть местных белых не сумасшедшими, а людьми, которые не вписались в американское общество.

Типичным примером такого «невписавшегося» можно назвать аляскинского «фермера» Эда, с которым я познакомился в одной из деревушек на Юконе. В молодости Эд жил в городке в Аризоне у границы с Мексикой и пристрастился к легкодоступному там героину. Чтобы избавиться от пагубной зависимости, он уехал в индейскую резервацию и сумел там победить пристрастие к наркотику. Там же он и женился на индианке Линн и стал изготовлять индейские сувениры, а уж его жена «впихивала» поделки доверчивым белым туристам. Этот бизнес приносил ничтожный доход, а главным источником существования семьи было пособие на детей (Лин родила Эду трех дочек и сына). Именно на «детские» деньги Эд и купил 15 лет назад за 50 тысяч долларов избу в деревеньке в буше.


Дороги в эти места не ведут. Добраться можно (не всегда) по воздуху или по реке. ФОТО Игорь РОТАРЬ

Другая нога

На мой вопрос, что же его подвигло на переезд на Аляску, Эд начал издалека.

- Был у меня в Аризоне приятель – такой же горемыка, как я: ни работы, ни дома. Когда его уж совсем прижало, он отправился в пустыню в надежде подстрелить дикого кролика. Но попал не в кролика … а себе в ногу. Его положили в больницу благотворительной организацию. Кормили на убой. Он лежал в чистой постели, принимал ванную и был счастлив. Когда я его спросил, что он будет делать, когда его выпишут из больницы и эта райская жизнь кончится, мой друг ответил: «У меня есть другая нога!». Так вот, я не хочу стрелять себе в ногу. А на Аляске у меня есть свое жилье, дрова мне, как бедному, бесплатно дает государство, а рыбы и дичи здесь завались!».

На Аляске бывший аризонец счастлив. Он пытается выращивать около «полярного круга» помидоры и красный перец. Пока, правда, прибыль ограничивается несколькими помидорами и перцами, которые Эд благополучно съедает вместе с женой. Но, планы у него грандиозные.

– Нам есть чему учиться у русских. Первые домашние олени были завезены на Аляску в 19 веке с Дальнего Востока, а обучали оленеводству наших аборигенов чукчи и коряки. Увы, теперь опыт оленеводства на Аляске почти утерян. А что, если возродить оленеводство на Юконе?! Меня интересует и сельское хозяйство якутов. Они испокон веков держат в хозяйстве коров, хотя и живут в тех же северных широтах, что и мы. Наши индейцы коров не держат. Но почему? Разве нам помешает парное молоко?!.

«Наш Распутин» и чукотская девушка

В деревне с русским именем Галина я познакомился и с бывшим москвичом Львом Погребинским. Из-за огромной бороды местные называют его «наш Распутин».

Лева эмигрировал из СССР вместе с родителями в 13 летнем возрасте. Карьеру в США сделать не удалось. Иммигрант живет в палатке с печкой на берегу Юкона и уверяет, что в ней не холодно даже в пятидесятиградусный мороз. Туалета у бывшего жителя СССР нет, он просто ходит в ближайшие кусты. Моется Лева(не слишком часто) в общественной душевой деревни.


Лева Погребинский много лет назад поменял берега Москвы-реки на берега Юкона, где живет в палатке. ФОТО Игорь РОТАРЬ

Сильное впечатление на Леву произвело знакомство с чукотской девушкой – научным работником, приехавшим на Аляску в командировку изучать быт местных индейцев. Лева достает из заветного тайника фотографии своей чукотской приятельницы. Держит он их столь трепетно, а говорит про свою знакомую с такой теплотой, что мне кажется, что он немного влюблен в ученую из России.

– Лена была поражена тем, насколько наша жизнь похоже на чукотскую. У нас она чувствовала себя как дома! - говорит мне бывший москвич.

Отшельники-мизантропы

Интересен и другой тип аляскинских белых. На берегу Юкона стоят отдаленные на десятки километров от деревень избушки. Естественно, ни об электричестве, ни о водопроводе здесь не может быть и речи. Живущие в них бородачи (как правило, ветераны войн) прямо говорят, что не хотят иметь ничего общего с нелюбимым им американским обществом.

Я побывал в гостях у ветерана вьетнамской войны Билла, живущего в избушке в двух часах езды на моторке по Юкону от ближайшей деревушки.В его жилище уютно: на стенах сушатся приятно пахнущие лечебные травы, в печке потрескивают дрова. Заросший почти по пояс бородой Билл оказался гостеприимным хозяином и приятным собеседником. Он предложил мне пять видов чая с разными травяными добавками, и собственноручно сделанное брусничное и черничное варенье.


Билл и его скромные угодья. ФОТО Игорь РОТАРЬ

Но когда я завел разговор о Вьетнаме, ветерана начало просто трясти, и он стал производить впечатление не совсем адекватного человека. Я поспешил перевести разговор на более «спокойную» тему, и постепенно мой собеседник пришел в себя.


Ветеран Вьетнама Билл уехал за сотню километров от ближайшей деревни, чтобы во глубине аляскинских руд забыть о войне. ФОТО Игорь РОТАРЬ

По словам Билла, на войне во Вьетнаме он приобрел два «недуга»: мизантропию и героиновую зависимость. Со вторым недугом он справился «относительно легко», а вот вновь полюбить людей оказалось сложней.

– Я рад гостям, с удовольствием общаюсь с интересными собеседниками, но долго жить в обществе мне тяжело. В одиночестве на природе я чувствую себя более естественно, – признается ветеран.

«Обрести свое “Я"»

Крайний пример аляскинского типажа затворников – семья американцев Дэвида и Роми Атчлей. Внешне супруги выглядят типичными американскими «яйцеголовыми»: оба в очках, изъясняются на хорошем литературном английском. В «прошлой жизни» Роми работала экологом, а Дэвид преподавал философию в одном из университетов. Но лет 20 назад Атчли перебрались в избушку в тайге в двухстах километров от ближайшей деревни. За все это время они лишь один раз прожили три месяца в городе - у супругов родился сын. Но, как только «малыш слегка окреп», отшельники вместе с ребенком вернулись в любимую избушку.

В год они один раз ездят на неделю в ближайший городок, чтобы закупить продукты. Им нужны лишь соль, кофе и крупы – остальную пищу дает тайга.

По своим взглядам, Атчлей – типичные «леваки». Но причина отшельничества другая. Как объяснил мне Дэвид, живя среди людей, «человек теряет свое Я», и только вдали от социума можно понять истинный смысл жизни.


В «прошлой жизни» Роми работала экологом, а Дэвид преподавал философию в одном из университетов. ФОТО Игорь РОТАРЬ

– Мы не первые люди на Аляске, которые удаляются от общества. Первыми эту практику стали практиковать русские монахи. Так, например, один из наиболее знаменитых православных проповедников в Америке, святой Герман Аляскинский поселился на маленьком островке, где жил один в безмолвии! Да и не только монахи. Я читал про русскую семью старообрядцев из Сибири, которая жила в тайге не общаясь с внешним миром. Потому русские нас должны понимать и не удивляться, почему мы выбрали такой образ жизни! - говорит мне Дэвид.

Возможно, взрослые Атчлей и «обрели свое Я», а вот их сын производит впечатление странного мальчика. В свои 12 лет он не отходит от мамы, а сверстники, играющие в непонятные компьютерные игры, ему чужды. Цивилизация ему настолько не нравится, что он обиделся, когда я назвал его американцем.

«Русская угроза»

После присоединение Россией Крыма на Аляске ждут «вторжения русских». Причем русской угрозы боятся даже в самых глухих отдаленных районах штата. Так, именно в буше меня всерьез убеждали, что о возможности интервенции на Аляску говорил... сам Путин, а российские самолеты уже подлетали к границам штата (об этом, действительно ,писала американская пресса).


Как ни странно, русской угрозы боятся даже в самых глухих отдаленных районах штата. ФОТО Игорь РОТАРЬ

Когда же я собрался на местную дискотеку, хозяин дома, где я остановился, забеспокоился: « Не засиживайся там, а то индейцы напьются и припомнят тебе, что Путин начал военную базу вблизи Аляски строить!»

Я прошерстил весь интернет. И, не найдя никаких доказательств поползновений Кремля на Аляску, пытался убедить моих собеседников, что кроме анекдота о том, что Путин называет их полуостров айс-крим (каламбур: мороженое на английском звучит также, как “ледяной Крым”) никаких признаков потенциальной российской интервенции не зафиксировано.

Увы, меня слушали с недоверием.

Правда Сары

Но и до осложнения отношений между нашими странами аляскинцы ощущали незримое присутствие России. Своими просторами, природой, затерянными в тайге деревушками – этот край является естественным продолжением Дальнего Востока. Отголоски российского прошлого здесь ощущаются повсеместно. Для любого жителя штата Россия – это не абстрактное государство, а страна, с которой и сегодня регион связан множеством незримых культурных нитей. Ее близость здесь чувствуется во множестве деталей. И, возможно, зря смеялись над экс-губернатором Аляски Сарой Пейлен, заявлявшей, что она «видит из окна своего дома Россию».

Сара совсем не далека от истины.


Где проехал наш собкор

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ

Как продавали Аляску


В 1732 году началось освоение территории площадью более полутора миллионов квадратных километров на крайнем северо-западе Северной Америки - когда экспедиция под руководством М. Гвоздева и И. Федорова произвела осмотр и описание этой части соседнего с нами континента.

В 1853 году впервые прозвучало предложение продать эти территории США - от генерал-губернатора Восточной Сибири графа Николая Муравьева-Амурского.

В 1857 году великий князь Константин Николаевич (младший брат Александра Второго) направил письмо главе МИДа А. Горчакову о том, что с Аляской надо расставаться, и министр князя поддержал, но помешала Гражданская война в Штатах.

16 декабря 1866 года на совещании, на котором присутствовали Александр Второй, великий князь Константин, посланник России в Америке барон Эдуард Стекль, а также министры финансов и морских дел идея продажи была одобрена, сумма обозначена — не менее 5 миллионов долларов золотом.

В марте 1867 года в Вашингтоне прошло несколько встреч барона Стекля с госсекретарем США Уильямом Сьюардом, который 18 марта получил официальные полномочия от президента Джонсона.

30 марта 1867 года в Вашингтоне состоялось подписание договора на английском и французском языках, по которому за 1 519 000 квадратных километров Россия получала 7,2 миллиона долларов золотом, США получали все недвижимое имущество этих земель и все архивы.

3 мая 1867 договор был подписан императором Александром Вторым.

Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ
0 Комментариев · · Для печати
Новость добавлена: AlexHo, Март 18 2017 20:50
Комментарии
Нет комментариев.

Добавить комментарий

Для того чтобы добавить комментарий Вам необходимо авторизироваться

Рейтинги

Рейтинг доступен только для авторизованых пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.

Другие новости